СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Российская «цифра» против SWIFT: Чья возьмет

20 февраля 2018 г.

Валентин Катасонов

В предыдущей статье я писал о нашей слабой готовности к такой возможной санкции Запада, как отключение российских банков от информационно-коммуникационной системы SWIFT, обеспечивающей проведение трансграничных платежей. То, что Банк России называет «отечественным аналогом» SWIFT, — СПФС (система передачи финансовых сообщений) пока не может всерьез рассматриваться реальной альтернативой. Российские банки мысленно прокручивают такой сценарий, как внезапная блокировка операций через SWIFT, и пытаются найти решения по оперативному реагированию на такую ситуацию. При этом, в первую очередь, такие решения ищут в опыте таких стран, которые уже подвергались полной или частичной блокировке либо же активно к ней готовятся. Это Иран, КНДР, Венесуэла.

 

Общество SWIFT, которое не раз заявляло, что оно «вне политики», тем не менее, заблокировало операции КНДР в начале прошлого года. Во-первых, потому, что санкции против Северной Кореи одобрены ООН. Во-вторых, потому, что доля северокорейских банков в операциях SWIFT была очень незначительной, и отключение не повлияло сколь-нибудь существенно на функционирование SWIFT. Но экономические санкции пока не привели к тому, что северокорейская экономика была «разорвана в клочья». Она продолжает функционировать. В том числе за счет того, что КНДР, как предполагают некоторые эксперты, стала активно использовать в международных расчетах биткойны и другие криптовалюты, операции с которыми не видны для «радаров» финансовой разведки США.

Более того, выдвигаются предположения, что именно отключение КНДР от SWIFT резко активизировало деятельность этой страны по добыванию криптовалют. Увеличились масштабы майнинга криптовалют. Согласно некоторым источникам, этим занимаются официально сотни (если не тысячи) сотрудников государственных учреждений страны. Вторым источником добывания криптовалют стали хакерские атаки. Некоторые такие атаки с использованием вирусов ведут к полной парализации работы информационно-коммуникационных систем банков, бирж, компаний. Хакеры обещают передать жертве рецепт «противоядия» в обмен на криптовалюты. Не думаю, что это может стать серьезным источником пополнения северокорейской казны криптовалют.

А вот версия прямых похищений денег северокорейскими хакерами через электронные взломы более вероятна. Напомню, что в мае прошлого года имела место масштабная кибератака WannaCry, которая затронула более 200 тысяч пользователей в 150 странах. Сообщалось, что за атакой может стоять связанная с КНДР группа хакеров. Осенью 2017 года активным хакерским атакам подвергалась южнокорейская биржа криптовалют Coinlink, в декабре — биржа Youbit. Общие суммы хищений последних месяцев прошлого года не называются, но по отдельным эпизодам они измеряются многими миллионами долларов США.

Уже удалось установить, что за кибератаками на южнокорейские биржи стоит группа Lazarus. Многие склоняются, что группа имеет северокорейское базирование и находится под патронатом властей страны. Добывание криптовалют превратилось в дело общегосударственной важности. В последние месяцы среди специалистов по криптовалютам родилась шутка, что создатель биткоина Сатоши Накамото (мифическая личность, его никто не видел — В.К.) это на самом деле верховный лидер КНДР Ким Чен Ын, а биткоин он создал, чтобы вытеснить доллар и подорвать экономику США.

В свете всего сказанного я уверен, что Северная Корея действительно прибегает к использованию криптовалют для расчетов со своими зарубежными партнерами. Но у меня есть сильные сомнения, что этот опыт может оказаться ценным для российских банков и компаний. В 2017 году экспорт товаров и услуг Российской Федерации составил, по различным оценкам, около 330 млрд долл. (официальных данных за год пока еще нет). А по импорту эта сумма ориентировочно оценивается в 220−230 млрд долл. Суммарный оборот внешней торговли страны за год примерно равен капитализации всех криптовалют в мире на конец прошлого года. Может быть, для такой маленькой страны, как КНДР, криптовалюты могут стать «палочкой-выручалочкой». Но никак — для России.

Обратимся теперь к опыту Ирана. Я уже писал на эту тему неоднократно. Поэтому буду краток.

Читать полностью.


Материалы с наибольшим количеством просмотров
  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2016 г. г.