СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Отец Дионисий из скита Колицу. Слепой старец

07 марта 2018 г.

Русский Афон

Старец Дионисий, румынского происхождения, оказался на Афоне в возрасте семнадцати лет в 1926 году. Уже восемь лет он слеп. Во время беседы, в которой он согласился принять участие, старец говорит о трудностях первых лет афонской жизни, о тяжелой работе и плодах духовной жизни.
Его слова непосредственны, чисты и полны опыта. Он дает ответы на вопросы, касающиеся современного православия, проблем современной семьи, келейной жизни на Святой Горе, искушений афонских паломников. На протяжении всей своей жизни на Святой Горе старец неустанно благодарит Богородицу и Христа за их благословения и Божественные вмешательства в его жизнь.

 

– Старец, что заставило Вас оставить Румынию и прийти в это благословенное место? Вы знали о существовании Святой Горы? Вы слышали о каких-либо подобных случаях, или же это было спонтанное решение и стремление?

– Святая Гора имеет многовековую историю. В мире нет другого такого места. Она уникальна. Мы слышали, что Святую Гору называют также «садом Богородицы». Все отцы, все православные, приходящие сюда, чтобы стать монахами, не имеют никакой другой цели, кроме желания идти по Божьему пути и чувствовать себя в безопасности. И когда я со своими друзьями услышал историю этого места, я предпринял попытку приехать сюда. В те годы все было иначе.

– И когда Вы впервые оказались на Афоне? Вы приехали один?

– Я приехал сюда в 1926 году в сопровождении трех молодых людей. Один из них был дьяконом скита Магура в Румынии, откуда мы начали свой путь. Другие двое были братьями. Я был самым младшим, на тот момент мне было 17 лет. Так мы прибыли на Афон. Как только мы ступили на эту землю, мы почувствовали, что оказались в раю. Царило спокойствие, все отцы были воплощенные добро и любовь. В те годы на Афоне было много румын. Существовало несколько румынских калив и келий. Мы хотели присоединиться к одной из келий, но большинство из них были заняты, все оказалось непросто. Чтобы получить кусок хлеба, нужно было много трудиться. Нам говорили, что мы молодые и хорошие – ведь мы успели познакомиться с монашеской жизнью в скиту в Румынии – «но, к сожалению, – как нам говорили, – у нас нет свободных мест».

– Старец Дионисий, какими были Ваши первые годы на Афоне? Где Вы поселились, когда прибыли туда? Какие воспоминания у Вас остались с тех пор, с какими трудностями Вы столкнулись?

– Сначала мы отправились в русский монастырь Пантократора. После смерти некоторых отцов в монастыре освободилась калива. Там была очень красивая церковь, посвященная Благовещению Пресвятой Богородицы. Мы купили у местных монахов каливу и жили в ней в течение пяти лет. Но так как мы приехали из румынского скита, мы не располагали своими личными средствами. Нам с большим трудом удалось сэкономить на оплате за поездку на корабле. А эта калива стоила по тем временам десять тысяч драхм. Кто бы одолжил нам десять тысяч драхм? Никто не дал бы нам таких денег. Но нашелся один румынский торговец. Он работал в Иерусалиме и смог заработать небольшое состояние. У него был свой магазин в Карee. Этого торговца звали Михаил. Мы попросили у него одолжить нам денег. Он спросил: «Кто ваш духовник?». Мы ответили, что наш духовник отец Антипа. На что Михаил сказал: «Если духовник поручится за вас, я дам вам денег, в противном случае – нет». И он, действительно, не давал нам денег, пока не получил заверений от старца Антипы. Так мы получили от торговца десять тысяч драхм. По тем временам это были большие деньги. Но как бы мы погасили долг? Нас было пятеро монахов в одной келье. Двое из нас были рабочими в Иверском монастыре. Но не только нам нужна была работа. В те годы на Афоне находилось множество беженцев из Малой Азии. Мы пошли к настоятелю монастыря, он принял нас. Раньше рабочий получал восемнадцать драхм в сутки. Но в тот день, когда пришли мы, монастырь повысил оплату до двадцати драхм, плюс питание. Работа была очень тяжелой. На рассвете мы должны были быть у ворот монастыря, где заведующий хозяйством распределял работу. Мы должны были трудиться целый день. В то время никто не помышлял о восьмичасовом рабочем дне.

– Значит, вы работали до захода солнца?

– Да, до захода солнца. Но когда заведующий был в хорошем расположении духа, он отпускал нас домой раньше. На завтрак и ужин мы получали фасоль, соленые сардины и пол-литра вина. Это были все наши блага. Так мы работали месяцами, в течение всего года. Но мы были молоды и работали, чтобы получать деньги. Но что бы мы купили в те годы на двадцать драхм? Хлеб стоил восемь драхм. За наш дневной заработок мы могли купить две с половиной буханки хлеба. Но мы были молоды и работали не покладая рук, чтобы обеспечить себе необходимый заработок. По прошествии трех лет нам удалось погасить долг. Монастырь выплачивал нам двоим по 20 драхм, но на эти деньги мы должны были прокормить и других братьев, остающихся в келье, ведь работали только мы двое. Но этот период закончился.

– Затем вы отправились в скит Колицу в келью св. Георгия? Как вы пришли к этому решению?

– Мы познакомились с другим очень благочестивым старцем, который сказал нам: «Здесь вы более ничему не научитесь». Он жил в каливе св. Тихона, которая располагалась чуть выше, в Карее. Мы ушли туда и прожили там еще пять лет. И в 1937 году мы оказались в Колицу. Кроме кельи св. Георгия, здесь была только церковь, она располагалась отдельно. Дома, где мы находимся сейчас, еще не существовало. Там, где сейчас располагается кухня, готовили и раньше. Здесь же была устроена трапезная. На месте нынешнего дома была скала. Нас было 6-7 человек. Мы были молоды, работали очень ревностно и, в конце концов, разровняли местность. Сначала мы построили эти каменные скамейки, а затем и дом. Но это стоило нам очень большого труда.

– В ту пору началась немецкая оккупация – очень тяжелые годы для этого места, но, должно быть, вам оказывал помощь Ватопедский монастырь?

– Господь не оставлял нас. Ватопед должен был оказывать нам поддержку, снабжать нас древесиной, всем, что нам понадобится. Но в те годы отцы были гораздо более строгими и говорили: «Если вы хотите строить дом, делайте это самостоятельно, как умеете. Монастырь не сможет вам помочь». Мы попросили разрешения хотя бы срубить несколько каштанов. Но и в этом нам было отказано: «Неужели вы не понимаете, что наносите ущерб?». Из-за немецкой оккупации в монастыре не осталось мастеров. За неимением мастеров, мы всему учились самостоятельно. Все необходимое дерево мы перевозили из монастырей Филофей и Каракалл на лодке, которую одолжил наш сосед. В те времена на лодках не было моторов, лишь весла.

– Немцы добрались до Колицу или только до Ватопеда?

– Только до Ватопеда. Немцы не ступили на территорию Колицу. Здесь были лишь партизаны, когда началось партизанское движение. Но, слава Богу, эти годы позади.

– Сейчас вы имеете более тесные духовные связи с Ватопедом и старцем Иосифом.

– Да, конечно! Как только сюда пришли отцы из Нового Скита и монастырь получил статус киновии, все поменялось. Но и старые отцы были духовными людьми, просто гораздо более строгими. Они не обращали на нас внимания: «А, пришел этот из кельи», – говорили они. Они не считали нас членами Ватопедской обители. Мы каемся перед той же иконой, что и отцы Ватопеда. То есть мы тоже часть этой обители. Все, что вы здесь видите, принадлежит Ватопеду. Мы все должны подчиняться Ватопеду, это предполагает наша монашеская жизнь. Чтобы заложить прочный фундамент этой жизни, монах должен отсекать собственную волю. И таким образом, мало по малу, видя наше послушания и отсекание собственной воли, Господь дарует нам благодать и смирение. И если мы обладаем этими тремя качествами – послушанием, отсеканием нашей воли, смирением – мы можем с легкостью сражаться с нечистыми духами. Потому что наша война – всего человечества и, в особенности, монашествующих – это война нематериального характера, борьба с нечистыми духами. Сатана – дух, и он не дремлет. Он постоянно обрушивает на нас тысячи различных искушений. Как человек сеет пшеницу, так и сатана сеет в наших сердцах различные страсти. И если мы принимаем эти семена, они прорастают, а прорастая, укореняются – увы. Их тяжело искоренить. Это относится ко всем страстям. Мы часто можем увидеть хорошего человека, который начинает курить, а потом спустя годы говорит: «Не могу бросить». То есть все страсти, которые человек вовремя не искоренил, становятся для него непреодолимой стеной. Можно ли от них избавиться? Поэтому даже старцы должны иметь хорошего духовника, чтобы рассказывать ему все мысли, которые ему подбрасывает лукавый. И тогда он легко преуспеет в монашеской жизни.

– Старец, ваша повседневная жизнь в келье осталась такой же, как прежде?

– Да. Из-за того, что мы провели некоторое время в скиту Магура у себя на родине, мы были хорошо знакомы с уставом. С тех самых пор ничего не изменилось. Днем мы работали и очень уставали, но, тем не менее, ночью говорили: «На родине мы читали правило, последование, а здесь в “саду Богородицы” ляжем спать?». И, несмотря на то, что в течение дня мы работали, ночью мы поднимались и выполняли свой монашеский долг. Мы соблюдаем свои обязанности, как и монастырь. Нет иного пути, если хочешь стать старцем. Таков устав – читать правило и службу. Это дает нам надежду на помощь Божьей благодати в достижении нашей цели. А нашей целью всегда было и будет удостоиться Царствия Небесного. И если в чем-то мы слабы, Богородица, Которая покрывает Своей любовью весь мир, помогает нам, посещает нас и никогда от нас не отдаляется. Если мы хотим быть рядом с Богородицей, разве Она нас оставит? Необходимы лишь стремления и борьба.

Отец Дионисий из скита Колицу

– Как сейчас проходит Ваша жизнь в келье?

– Сейчас вместе с братией, которую подарил нам Господь, мы придерживаемся распорядка, который переняли у наших отцов. С 1.30 до 2.00 ночи мы все должны встать. Сначала читаем правило в келье, затем в 3.00 по субботам, воскресеньям и праздникам, когда один из братьев бьет в било, мы спускаемся в церковь. Монастырь позаботился о том, чтобы у нас был священник, дьякон и другие отцы, пятеро молодых монахов и четверо пожилых – это вся наша братия. Слава Богу. У нас все хорошо.

Нам повезло, что отцы из Ватопедского монастыря очень нас любят. Они добрые и праведные. У нас нет ничего, кроме Бога, Богородицы и монастыря. В чем бы мы ни нуждались, наши духовные отцы оказывают нам помощь. Если есть необходимость, куда мы идем? В монастырь к своим духовным отцам и они помогают нам. Мы всегда говорим им правду. Последние годы Господь испытывает меня с моими глазами. Я совершенно не вижу, ослеп после глаукомы. С годами мое здоровье становится хуже. Но, слава Богу.

– Сейчас в Вашем возрасте и с Вашим недугом, вам удается исполнять монашеские обязанности и правило?

– На данный момент все очень хорошо. Слава Богу.

– Вы посещаете службы?

– Конечно, пока я не пропустил ни одной. Господь дает мне силы, и я всегда присутствую в церкви. Слава Богу.

– Можно предположить, что все эти годы Вы переживали и счастливые, и тяжелые моменты: духовная борьба и борьба за выживание. Какой Вы видите вашу жизнь сейчас?

– С духовной точки зрения, все было хорошо. У нас были духовные старцы, которые всегда подсказывали нам верный путь. И мы думали: то, что говорил нам старец, – это сам Бог говорит через него. Мы беспрекословно слушались их, и все было хорошо. Что касается материального, то здесь, действительно, были сложные моменты. Сначала партизаны, потом немцы. Тогда мы бедствовали, голодали. Я помню, один старец дал нам 2 лиры. У нас совершенно не было хлеба, и мы пошли в келью Иверского монастыря и купили за одну золотую лиру десять килограмм кукурузы. Это были тяжелые времена. На материке люди умирали от голода. Мне случилось быть в Салониках во время немецкой оккупации. Я видел там мальчика, просящего хлеб. Но ему бросали немецкие марки, желая помочь. Хлеба совсем не было. Его привезли позже, на лодках, но мальчик к тому времени умер. Мне было так жаль его! Говорят, очень многие погибли. Но Богородица оберегала Святую Гору. Иногда мы ели траву, иногда еще что-то. Но никто не умер от голода. Это были очень тяжелые времена. Но Богородица помогала нам и делает это по сей день.

– В эти тяжелые годы Вы вспоминали свою родину?

– Прошло столько лет, но я хорошо помню те годы. Мы были благодарны за все. И даже в те моменты, когда нам было тяжело, мы благодарили и славили Бога, никогда не говорили: «Как жаль, что мы оставили свою родину!». В Румынии на тот момент все было благополучно. Сейчас же ситуация ухудшается с каждым годом. Нечего есть, люди уезжают за границу, потому что не могут выжить. Но что поделаешь…

– Многие паломники, посещая Святую Гору, приходят и к Вам. Как Вы думаете, что привлекает их в таком отдаленном скиту? Какие тревоги они приносят с собой из внешнего мира?

– Так как мы живем в последние времена, люди встревожены и жаждут истины, знаний о Боге. Люди видят, что человечество в опасности, оно идет по ложному пути. Они держатся за земное и, хотя должны быть образцом жизни во Христе, совершают постыдные вещи. И поскольку каждый христианин имеет в себе благодать Бога и святого крещения, несет в себе Тело и Кровь Христовы, которых он причащался ранее или сейчас, то совесть не дает ему покоя, если он видит, что человечество идет по ложному пути. Поэтому столько паломников приезжает на Афон для беседы. Что им остается? Они понимают, что смертны и каждого ожидает вечность – ад или спасение. Они часто спрашивают: «Как мы сможем спастись в обществе, в котором живем?».

– Старец, каким Вы видите настоящее и будущее Православной Церкви в современном мире, ведь она подвергается нападкам и ее враги, как видимые, так и скрытые, преумножаются. Как, по Вашему мнению, должны жить православные христиане в третьем тысячелетии, какое духовное «снаряжение» и духовные «припасы» им необходимы?

– Как сказано в Священном Писании, враги православия умножаются. Мы живем в последние времена. «Апостолы» Антихриста стараются расчистить себе путь. Но, как писали святые отцы Церкви, пока православие находится в расцвете, они не смогут его победить. Они хотят поставить Православную Церковь на колени и подготовить царство «мерзости запустения» (Матф. 24:15).

До тех пор, пока православие будет продолжать свое свидетельство, противоборствующие ей силы, враги Христа никаким образом не смогут возобладать. Поэтому враги православия предпринимают различные попытки расстроить наши ряды. Мы обязаны, в силу того, что Господь удостоил нас знать истинный путь к спасению и входу в Царствие Небесное, хранить Его заповеди, осознавая, что это необходимо не только для нашей пользы, но и для предотвращения катастрофы. Но нам необходимо терпение и благоразумие. Если мы ленимся, значит, мы фальшивые христиане. Мы должны просить Господа просветить нас и помочь нам явить себя миру, как настоящих православных христиан. Этому пути, благословленному апостолами и святыми отцами, надеюсь, последуем и дойдем до конца и мы. Но необходимо терпение. Поскольку тысячи героев веры свидетельствовали об истинном Христовом пути, мы должны брать с них пример и быть терпеливыми. Когда мы склоняемся перед Господом в покаянии, не прекращаем своих молитв, Он обязательно нам помогает. Господь заботится о каждом из нас. Он думает о нашем спасении больше, чем мы сами. Ведь большинство из нас находится во тьме. Нечистый дух ввел нас в заблуждение, и, как результат, мы обладаем множеством страстей. Таким образом, мы часто забываем идти к Господу, Который зовет нас каждый миг нашей жизни. Он говорит нам: «Идите, идите ко мне, какими бы уставшими вы ни были, как бы далеко вы ни были от Меня, здесь вы обретете спасение и отдохновение». Будем же стараться спастись, и да будет Бог нам в помощь.

– Могли бы Вы рассказать нам о каких-нибудь случаях, пережитых на Афоне, которые показывают особенное покровительство Богородицы и ее святую помощь?

– Здесь, в саду Богородицы, мы постоянно, на протяжении всей жизни чувствуем Ее поддержку.

Я падал четыре раза. Один раз врач спросил: «Он еще жив? Как это возможно?».

В другой раз, когда мы перевозили на пяти ослах вещи из Капсалы, на одном из больших подъемов я попал в капкан. Я не знал, что это было. К счастью, на мне была обувь. Но с Божьей помощью капкан не захлопнулся, не сработал. Если бы он закрылся, то мне отрезало бы ногу. Разве не была это помощь Божья? Это было чудо, явленное Богородицей и святым Георгием. Я видел множество других чудес, совершенных Богородицей.

Источник:


Материалы с наибольшим количеством просмотров
  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2016 г. г.