СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

"Одно из самых лживых политических начал есть начало народовластия"

15 марта 2020 г.

П.Е. Казанский. "Власть Всероссийского императора"

Русские мыслители, правоведы и юристы о праве на суверенитет.
Теория государственного - народного - суверенитета имеет в русской науке государственного права не одного представителя. Не имея возможности специально рассматривать ее, мы коснемся, более или менее отрывочно, лишь некоторых учений, обойти молчанием которые в нашем исследовании невозможно.

 

Особенно подробно развивал подобное учение в прежнее время тот же профессор Алексеев, следуя, впрочем, иногда очень близко Иеллинеку и другим. Вот что мы читаем в его курсе русского государственного права:

«Государство, как и всякая юридическая личность, имеет свою самостоятельную волю, отличную от воль своих составных элементов. Эта воля государства, как и всякая воля, имеет способность вызывать изменения во внешнем мире и воздействовать на другие воли, она, как и всякая воля, есть сила, власть. И эту силу государства, производящую физические и психические изменения, мы называем государственной властью»*. «Воля... государства не пустая фикция, а очень внушительная действительность, находящая свое выражение в желаниях и стремлениях народа, в его идеалах и практических делах»**. Таким образом, государство русское есть, в учении профессора Алексеева, именно народ русский, а государственная воля - народная воля. Народная воля, значит, и есть, по его мнению, государственная власть.

______________________

* Алексеев А.С. Русское государственное право. М., 1892. С. 109.
** Алексеев А.С. Русское государственное право. М., 1892. С. 109.

______________________

«Между государственными учреждениями в абсолютной монархии есть одно, которое, по преимуществу, служит проводником, практическим выразителем воли государства; мы говорим о праве монарха, в личной деятельности которого проявляется прежде всего деятельность государственной власти. Но это право монарха есть не что иное, как право быть высшим органом государства. Это право предполагает существование государства и в нем только имеет свою цель и свое оправдание. Если бы мы иначе конструировали права монарха, государя бы отождествляли с государством, его волю - с волей государства, то лишили бы эти права их естественной почвы, их реального основания»*. Таким образом, Монарх есть только особый юридический механизм для проявления народной воли. Он имеет право лишь на это. Вне этой юридической связи он теряет свое основание. Но в дальнейшем профессор Алексеев останавливается в нерешительности перед крайними выводами, которые следовало бы сделать из защищаемой им теории. Именно, он говорит:

______________________

* Алексеев А.С. Русское государственное право. М., 1892. С. 109.

______________________

«Если нельзя отождествлять волю государства с волей данного носителя Верховной Власти, то нельзя, с другой стороны, изолировать их и различать, как то делают некоторые писатели (Блунчли), суверенитет народа от суверенитета монарха. Как монарх имеет значение только как орган государства, так и государство может существовать лишь при помощи и через посредство своих органов, государственным устройством установленных»*.

______________________

* Алексеев А.С. Русское государственное право. М., 1892. С. 109.

______________________

Но в таком случае спрашивается: не следует ли признать, что и иметь волю государство может только при помощи и через посредство своих органов? Если же это так, а это не может быть иначе, так как существовать - значит действовать и хотеть, то спрашивается, не сводится ли воля государства именно к воле Государя, или, если употреблять выражение профессора Алексеева, к воле органа государства? Ведь только эту волю мы можем наблюдать, как проявляющуюся во вне, как действующую. И действительно, в дальнейшем мы читаем у профессора Алексеева:

«Вся деятельность государства сводится без остатка к деятельности людей. Только люди могут хотеть и действовать: всякое действие и хотение искусственного учреждения есть всегда действие и хотение людей. И те люди, хотение и действие которых признаются хотениями и действиями государства, суть то, что мы называем органами государства»*. Другими словами, воля государства, принадлежащая Государю, есть именно воля Государя, действия государства суть действия Государя, государственная власть есть власть Государя, а суверенитет государства значит суверенитет монархический... Все это, несомненно, диаметрально противоположно ранее выставленной точке зрения. Проистекает это от постоянного колебания профессора Алексеева между, так сказать, правоверной теорией по данному вопросу, т.е. теорией суверенного народа, и неотразимыми фактами действительности, положительного права, игнорировать которые, оставаясь представителем науки, невозможно. Словом, профессор Алексеев сам же опровергает свое учение.

______________________

* Алексеев А.С. Русское государственное право. М., 1892. С. 115.

______________________

Но учение профессора Алексеева не выдерживает критики и в другом отношении: так называемая воля государства есть, обыкновенно, чистейшая фикция. Начать с того, что иметь волю могут действительно только физические личности, что же касается так называемых искусственных или коллективных, к числу которых относятся и государства, то так называемая их воля обыкновенно не есть общая воля всех членов, а только воля физических лиц, которые фактически или юридически представляют целое. В очень редких случаях эта воля, считающаяся волей коллективного целого, есть также общая воля всех составных элементов его; что же касается таких крупных образований, как государства, то относительно них этого почти никогда не наблюдается. Не только государства нашего времени, но и более однообразные и небольшие государства прошлого никогда не представляли собой такого единства, все члены которого имели бы одну волю или хотя бы одни и те же желания, стремления, идеалы и практические цели, хотя все эти последние понятия все же нельзя смешивать с понятием воли. В среде народов и государств идет борьба разных воль. И утверждать, что монарх есть только орган, через который проявляется несуществующая воля государства-народа, значит утверждать то, чего никогда не было и не может быть. В этих соображениях, впрочем, нет ничего нового. Цитируем одного из русских политических писателей.

Л.А. Тихомиров: «Единства народной воли почти никогда не существует, а потому Верховная Власть в демократическом государстве, как правило, имеет те недостатки (шаткость, переменчивость, неосведомленность, капризы, слабость), которые в монархии являются как исключение. Единство воли в отдельной личности столь же нормально, как редко и исключительно в массе народа. В организации же самого управления монархия единственно способна охранить самостоятельность народной массы»*.

______________________

* Тихомиров Л.А. Монархическая государственность М , 1905. Ч. IV. С. 317.

______________________

Наблюдая современные государства в разные периоды их существования, мы видим, что под проявлениями общей государственной или народной воли всегда понимались решения или стремления тех или других деятелей народной или государственной жизни, т.е. отдельных лиц или групп лиц, поднимавшихся над ее уровнем. Народные же массы или сознательно шли за ними, как за лучшими выразителями нравственных убеждений, исторических чаяний и национальных стремлений, живущих в этих массах, или бывали увлекаемы вожаками при помощи общеизвестных средств воздействия на толпу, в том числе, конечно, и обманом, и террором. Первое имеет место обыкновенно тогда, когда открыто, путем в виде правила, долгого исторического искания и опыта, так сказать, сознательно утверждался Вождь народа. Второе тогда, когда под флагом народной воли являлась возможность захватить власть в государстве какому-либо политическому деятелю, который обнаружил достаточно ловкости в обращении с массами. Но как в том, так и в другом случае о какой-либо воле государства говорить нельзя. Таким образом, например, в республиках власть практически всегда оказывается в руках того или другого общественного класса, той или другой группы лиц или даже отдельных лиц, возможно даже, тайных обществ, почему-либо возобладавших в народной жизни. Редко подобное господство некоторых или многих представляет собой нечто устойчивое. Понятно, какое нежелательное явление составляет постоянное при этом колебание власти. Откроем еще раз прекрасное исследование г-на Тихомирова и прочтем в нем следующие строки:

«При демократическом представительстве задача состоит в том, чтобы из народной воли создать государственное управление... Идея представления чужой воли вообще искусственна и фиктивна, за исключением очень редких случаев. Нормальный же результат этого псевдопредставительства народной воли состоит лишь в том, что оно создает властвующий над страной правящий класс, прикрывающийся фикцией народной воли»*.

______________________

* Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. М., 1905. Ч. IV. С. 204.

______________________

Интересно вспомнить также мнение К.П. Победоносцева: «Одно из самых лживых политических начал есть начало народовластия, та, к сожалению, утвердившаяся со времени Французской революции идея, что всякая власть исходит от народа и имеет основание в воле народной. Отсюда истекает теория парламентаризма, которая до сих пор вводит в заблуждение массу так называемой интеллигенции и проникла, к несчастью, в русские безумные головы. Она продолжает еще держаться в умах с упорством узкого фанатизма, хотя ложь ее с каждым днем изобличается все явственнее перед целым миром. В чем состоит теория парламентаризма? Предполагается, что весь народ в народных собраниях творит себе законы, избирает должностные лица, стало быть, изъявляет непосредственно свою волю и приводит ее в действие. Это идеальное представление»*.

______________________

* Победоносцев К.П. Московский сборник. М., 1895. С. 31.

______________________

«Но посмотрим на практику. В самых классических странах парламентаризма он не удовлетворяет ни одному из вышепоказанных условий. Выборы никоим образом не выражают волю избирателей. Представители народные не стесняются нисколько взглядами и мнениями избирателей, но руководятся собственным произвольным усмотрением или расчетом, соображаемым с тактикой противной партии. Министры в действительности самовластны; и скорее они насилуют парламент, нежели парламент их насилует. Они вступают во власть и оставляют власть не в силу воли народной, но потому, что их ставит к власти или устраняет от нее могущественное личное влияние или влияние сильной партии. Они располагают всеми силами и достатками нации по своему усмотрению, раздают льготы и милости, содержат множество праздных людей на счет народа и притом не боятся никакого порицания, если располагают большинством в парламенте, а большинство поддерживают раздачей всякой благостыни с обильной трапезы, которую государство отдало им в распоряжение. В действительности министры столь же безответственны, как и народные представители»*.

______________________

* Победоносцев К.П. Московский сборник. М., 1895. С. 33.

______________________

«Испытывая в течение веков гнет самовластия в единоличном и олигархическом правлении и не замечая, что пороки единовластия суть пороки самого общества, которое живет под ним, люди разума и науки возложили всю вину бедствия на своих властителей и на форму правления и представили себе, что с переменой этой формы на форму народовластия или представительного правления общество избавится от своих бедствий и от терпимого насилия. Что же вышло в результате? Вышло то, что все осталось в сущности по-прежнему, и люди, оставаясь при слабостях и пороках своей натуры, перенесли на новую форму все прежние свои привычки и склонности. Как прежде, правят ими личная воля и интерес привилегированных лиц; только эта личная воля осуществляется уже не в лице монарха, а в лице предводителя партии, и привилегированное положение принадлежит не родовым аристократам, а господствующему в парламенте и правлении большинству»*.

______________________

* Победоносцев К.П. Московский сборник. М., 1895. С. 34.

______________________

Вообще значение знаменитой идеи народного или государственного суверенитета настолько выяснилось, что одни и те же мысли высказываются лицами, стоящими на совершенно различных точках зрения.

Каким же образом может до сих пор удерживать свое значение эта теория государственной - народной - воли? Чем объясняется ее господство и откуда ее недостатки? Ответ - в общей коренной ошибке ее последователей. 

Подолжение следует.


© Национальный медиа-союз,
2013-2020 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru