СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Мир на грани ядерной катастрофы

23 октября 2016 г.

"Русский Вестник"

Америка склонна расценивать российскую операцию по борьбе с терроризмом в Сирии как угрозу собственной исключительности. В этом – серьезность положения. Дела в Сирии идут не так, как планировал Вашингтон, в этом случае чего стоят все эти американские заклинания о собственном доминировании и лидерстве? В конце концов, Барак Обама уходит, похоже, раньше, чем Башар Асад. Их мелкие пакости в виде санкций на Россию не действуют, а решение Белого дома о прекращении военного сотрудничества с Москвой в Сирии ничего по сути не меняет. Немного потеряли.

 

Правда, теперь в Вашингтоне уже громко заговорили о переходе в Сирии к так называемому «Плану Б». Формальных подробностей нет, но в общих чертах все понимают, о чем идет речь. «План Б» – это когда США использует в Сирии прямую военную силу. Нетрудно догадаться, против кого. Против Башара Асада, правительственной армии, а значит – и против Вооруженных сил России, которые находятся в Сирии на легальных основаниях.

Можно ли исключать такой вариант? Нет. Можно ли исключать провокации для начала войны? Учитывая опыт начала мировых войн – как Первой, так и Второй – провокации работали как спусковой крючок.

Вьетнамская война началась с организованной американцами провокации. По ложным поводам США вошли в Ирак и поощрили агрессию в Ливии. Поскольку все сходило с рук, США наплевали на международное право и перестали понимать слова. Они ведут себя так, словно нет никаких препятствий для любого хищничества с их стороны. Забылись, но, оказалось, окорот есть. О нем вспомнил американский журнал The National Interest.

«Вашингтон не желает воевать с Россией, которая остается единственным государством на планете, способным превратить США в обугленную радиоактивную золу», – пишет издание.

Это не плагиат с программы «Вести недели». Это дошло. Дошло, что хамство по отношению к России имеет и ядерное измерение. Москва, которая сейчас, в общем-то, подчищает на Ближнем Востоке за Вашингтоном, на «План Б» отреагировала без нервов. Русские долго запрягают, но быстро ездят.

Чтобы понять, сколь стремительно и сколь серьезно изменились российско-американские отношения, надо немного отмотать время назад.
Важно абсолютно центральное публичное выступление Владимира Путина. Президент говорил, скорее, тише и чуть медленнее, чем обычно с трибуны. Формально это было напутствие новому составу Госдумы, но оказался в речи кусок, обращенный к самым глубинам нашей души, характера, разума. И слова те не про законопроекты, а про самую суть момента. Может, в другие времена такое и не произносится – важнее оказывается текучка, но сейчас Путин счел актуальным зафиксировать общую точку опоры – единство народа как условие нашего существования. Значит, повод в сегодняшнем моменте для таких слов есть.

«Сила России – внутри нас самих, она внутри нашего народа, в наших людях, в наших традициях и в нашей культуре, в нашей экономике, в нашей огромной территории и природных богатствах, в обороноспособности, конечно. Но самое главное – наша сила – безусловно, в единстве нашего народа. Мы должны всегда помнить, что сила, все составляющие силы России, о которых я сказал, – это важнейшее, может быть, ключевое условие сохранения нашей государственности, независимости и самого существования России как единого общего родного дома для всех народов, которые ее населяют», – подчеркнул президент.

После того как 3 октября Госдеп сообщил об отказе от перемирия и прекращении сотрудничества с Москвой по Сирии, а официальный представитель Белого дома Джошуа Эрнест заявил, что с Россией по Сирии «говорить не о чем», президент Путин, со своей стороны, тоже был не склонен настаивать на продолжении беседы, а просто внес в новую Госдуму законопроект о приостановлении российско-американского договора об утилизации оружейного плутония. Возврат к договору президент России обусловил такой гирляндой, что дух захватывает. Фактически речь идет о кардинальной перемене отношений Америки к России. Вот текстуально, чего Путин ожидает от США, если те хотят вернуться к соблюдению договора по плутонию:

– сокращения военной инфраструктуры и численности контингента войск Соединенных Штатов Америки, размещенных на территориях стран-членов Организации Североатлантического договора (НАТО), вступивших в НАТО после 1 сентября 2000 года, до уровня, на котором находились на день вступления в силу Соглашения и протоколов к Соглашению;

– отказа Соединенных Штатов Америки от недружественной политики в отношении Российской Федерации, который должен выражаться в отмене закона Соединенных Штатов Америки 2012 года (закон Сергея Магнитского) и направленных против России положений закона Соединенных Штатов Америки 2014 года о поддержке свободы Украины; в отмене всех санкций, введенных Соединенными Штатами Америки в отношении отдельных субъектов Российской Федерации, российских юридических и физических лиц; в компенсации ущерба, понесенного Российской Федерацией в результате введения санкций, указанных в подпункте «б» настоящего пункта, включая потери от введения вынужденных контрсанкций в отношении Соединенных Штатов Америки;

– представления Соединенными Штатами Америки четкого плана необратимой утилизации плутония, подпадающего под действие Соглашения.
Если это не ультиматум, то что такое вообще ультиматум? Когда один другому говорит, что «говорить с ним не о чем», а тот отвечает ему: послушай, дружок, если не, то… Не разговаривать – так не разговаривать, но тогда будет так. Может, я слишком простонародно это все воспринимаю, но пусть дипломаты и занимаются опровержениями. А по-простому считывается все именно так. Президент России выставляет США ультиматум, причем американцы первыми начали. Это если уж совсем еще и по-дворовому. Я понимаю, что в памяти всплывает чеканная формулировка с ленинградских улиц из отрочества Путина: «Если драка неизбежна, то бей первым». Но все же драка еще не неизбежна. Скажем прямо, здравых причин нет. Но поскольку США в XXI веке войны начинали и без причины, а градус ожесточения с их стороны высок, как еще никогда в нашем столетии, то Россия остужает Америку еще несколькими холодными примочками.

4 октября наше правительство приостановило Соглашение о научных контактах России и США в ядерной сфере. Чем меньше будут знать, тем спокойнее будет. И в тот же день мы прекратили действие уже третьего Соглашения между госкорпорацией «Росатом» и Министерством энергетики США по атомным реакторам. А потом, сняв ногу с тормоза, мы ее быстро переставляем на газ – 4 октября из Севастополя в дальний поход отправились два малых ракетных корабля Черноморского флота России – «Серпухов» и «Зеленый дол». Позже вслед за ними вышел и еще один малый ракетный корабль – «Малахит».

На случай американского «Плана Б» – чего уж там, о нем же речь – группировка Военно-морского флота России в Средиземном море усилена тремя ракетными кораблями, на вооружении которых крылатые ракеты «Калибр» – для наземных целей – и сверхзвуковые противокорабельные «Оникс». «Калибр», кстати, радиус действия которого по суше 2600 километров, может быть и в ядерном варианте. Какой сейчас вариант на борту наших малых ракетных кораблей, не уточняется.

В тот же «черный» для американцев вторник, 4 октября, – все очень быстро: Минобороны России подтверждает, что в Сирию уже доставлена батарея системы ПВО С-300. Американцы удивлены: мол, зачем она там русским нужна, ведь может сбивать даже крылатые ракеты, у террористов же их нет? А что нам делать, если Керри требует в Сирии бесполетную зону, да и французы туда же? Как в Ливии. Была бы тогда в Ливии батарея С-300, сохранилась бы Ливия.

С-300 – оборонительная система. Более того, в США всерьез обсуждаются удары по сирийской армии уже в открытую. И в открытую официально заявляют, что «принимают меры» против русской батареи С-300. Наши военные американским коллегам вежливо предлагают мир: мол, посягая на сирийскую армию, вы можете попасть и в российских офицеров. Зачем вам это? Впрочем, слова официального представителя Минобороны России столь весомы, что их следует разобрать текстуально.

«В ряде авторитетных западных СМИ опубликованы «утечки» об обсуждении в администрации Белого дома возможности нанесения ракетных и воздушных ударов по позициям сирийских войск. История показывает, что нередко подобные вбросы оказываются прологом реальных действий. Особое беспокойство вызывает информация, что инициаторами данных провокаций являются представители ЦРУ и Пентагона, которые еще в сентябре докладывали своему президенту о якобы управляемости боевиков «оппозиции», а сегодня лоббируют кинетические сценарии в Сирии. Рекомендовал бы коллегам в Вашингтоне тщательно просчитать возможные последствия реализации подобных планов», – заявил Игорь Конашенков, начальник Управления пресс-службы и информации Министерства обороны РФ.

Прямое обращение к американским генералам охолонуть, со ссылкой на их предыдущие ошибки и намеком на то, что на сей раз лучше все прикинуть точнее, чем в прошлые разы, когда они толкали Белый дом на бесславные войны.

Теперь – о том, что придется учесть на сей раз. «Сегодня на вооружении сирийской армии имеются эффективные зенитные ракетные комплексы С-200, «Бук» и другие системы ПВО, техническое состояние которых за прошедший год было восстановлено. Кроме того, напомню американским «стратегам», что воздушное прикрытие российских военных баз в Хмеймиме и Тартусе осуществляется зенитными ракетными системами С-400 и С-300, радиус действия которых может стать сюрпризом для любых неопознанных летающих объектов», – подчеркнул Конашенков.

Разговор пошел «по-пацански». Понятно, что при этом наши дипломаты – и Лавров, и Чуркин, и Захарова – те, кто уполномочен высказываться публично, делают все, чтобы возникшую не по нашей вине напряженность хотя бы не заострять и использовать все еще остающиеся шансы во благо мира. Пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков вообще звучит мягче всех. И правильно, ведь общий сигнал – за мир.

«Мы открыты к сотрудничеству. Москва открыта для сотрудничества и считает, что без сотрудничества эффективно бороться с терроризмом и решать проблемы в Сирии невозможно», – сказал Песков.

Тем временем наши военные делают свою работу – обеспечивают безопасность силой, уж коли до этого доходит. При этом в ожидании американского ракетно-бомбового удара по Сирии они вежливо предупреждают. Официально.

«Следует реально осознавать, что у боевых расчетов российских комплексов ПВО вряд ли будет время на выяснение по прямой линии точной программы полета ракет и принадлежности их носителей. А все иллюзии дилетантов о существовании самолетов-невидимок могут столкнуться с разочаровывающей реальностью», – отметил Игорь Конашенков.

То есть будем сбивать, даже если что-то полетело вдруг якобы случайно и якобы по ошибке. Не обижайтесь. Вы же и в нас в Сирии можете попасть. А мы там, в отличие от всех остальных, – законно, на легальных основаниях. Делом занимаемся.

«И наконец самое важное. Сегодня большинство офицеров российского Центра примирения враждующих сторон работают на земле, доставляя гуманитарную помощь, и ведут переговоры с главами населенных пунктов и вооруженных отрядов в большинстве сирийских провинций. Благодаря их деятельности 732 населенных пункта и сотни тысяч сирийцев вернулись к мирной жизни. Поэтому любые ракетные и воздушные удары по территории, контролируемой сирийским правительством, создадут явную угрозу российским военнослужащим. Обращаю внимание горячих голов, что после нанесения 17 сентября самолетами коалиции удара по сирийским войскам в Дейр эз-Зоре мы приняли все необходимые меры для исключения любых подобных ошибок в отношении российских военнослужащих и военных объектов в Сирии», – сказал Конашенков.

С военной четкостью. Я специально подробно привел выверенный текст официального представителя Минобороны генерала Конашенкова для большей доходчивости, ведь дипломатические тексты часто ориентированы на дипломатов, и обычным людям, как мы с вами, не всегда понятны нюансы этого специального языка. Так же как есть музыка, которая лишь для музыкантов, и есть живопись лишь для художников. А военный скажет – и всем ясно.

Между тем с 4 по 6 октября в России прошли самые масштабные за всю историю страны учения гражданской обороны, в которых в той или иной степени приняли участие 40 миллионов граждан, 200 тысяч спасателей и 50 тысяч единиц спецтехники.

5 октября Москва призвала США незамедлительно вернуться к выполнению Договора по ракетам средней и малой дальности (РСМД), поскольку в Румынии и Польше американцы строят пусковые установки, подходящие для таких ракет, в нарушение договора. Об этом в Нью-Йорке заявил директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаил Ульянов. В переводе с дипломатического заявление означает, что Кремль в перспективе может выйти и из договора по РСМД. Основания есть. Предупреждали.

В российский Калининград на Балтике доставлены ракеты «Искандер». Ранее такой вариант нашей реакции как ответ на развертывание американского ПРО в Европе допускал Кремль. Система «Искандер» запрещена к экспорту из России.

Летом Минобороны распространило видео учебных пусков ракет «Искандер». Это гиперзвуковые высокоточные ракеты с официальным радиусом действия в 500 километров, хотя и в этом параметре могут оказаться «сюрпризы». Ядерный боезаряд предполагается.
4 октября в высшую степень боевой готовности была приведена ракетная бригада Западного военного округа. В программе контрольной проверки среди прочего – тренировка условных пусков ракет «Искандер».

Если вернуться на Ближний Восток, то 3 октября Минобороны России анонсировало беспрецедентные военные учения. В октябре 5 тысяч десантников с оружием и техникой из Центральной России будут переброшены в Египет на маневры. Такого еще не было. Сообщается, что десантники будут обмундированы в новую форму, специально разработанную для этих пустынных широт. Еще будут использованы новые парашютные системы «Арбалет». Другие новинки не для прессы.

Еще из потока новостей – минометный обстрел российского посольства в Дамаске. К счастью, никто не пострадал, но разрушения есть. Совпадение в том, что стрелять боевики из проамериканской «Ан-Нусры» (запрещенная в РФ организация) стали в тот же день, когда официальный представитель Белого дома Джошуа Эрнест сказал, что «говорить с Москвой больше не о чем».

Когда Россия потребовала стандартную в случаях нападения на дипмиссии резолюцию Совбеза ООН, США ее заблокировали, то есть обстрел дипмиссий теперь не осуждается. Еще одна фишка к общему новому международному паззлу.

И для полноты картины. 7 октября замминистра обороны Николай Панков сообщил, что прорабатывается вопрос о возвращении российских военных баз на Кубу и во Вьетнам – так, для чистоты отношений. Раньше наши военные моряки там базировались, что серьезно расширяло возможности океанского флота.

7 октября также отметили День Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Министерство обороны по этому случаю распространило праздничный ролик с наиболее эффектными пусками последнего времени. Картинка убедительная и убеждающая. Праздник увековечивает день, когда СССР вывел на орбиту в 1957 году первый искусственный спутник Земли. Это же военные ракетчики тогда сделали, их и праздник теперь.
Все ли из событий недели, меняющих архитектуру глобальной безопасности, мы перечислили? Нет. Многое секретно. Но и уже известного достаточно, чтобы почувствовать новую атмосферу ожесточенности, к которой неизбежно все приплыли после того, как Америка долгие годы расширяла НАТО в Европе на Восток, вышла в одностороннем порядке из Договора по ПРО, потом игнорировала другие договоры с Россией, устраивала то там, то здесь перевороты и развязывала войны, демонизировала Россию, делая своим международным инструментом прямую ложь.

Не до бесконечности же все это могло продолжаться. Опасно? Да, опасно.  

Источник: "Русский Вестник"
 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.