СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Лучшее средство от головной боли – гильотина. Лучшее средство от семейного насилия – развал семьи?

29 ноября 2019 г.

Галина Пырх, православный публицист, член Союза журналистов России

Открытое письмо Оксане Пушкиной.

Здравствуй, Оксана! Вообще-то, я ни к кому не обращаюсь на «ты», но для тебя сделала исключение, поскольку мы с тобой, во-первых, абсолютные ровесницы (обе родились в мае 1963 года), во-вторых, обе журналистки, и даже наши единственные сыновья оба – айтишники.
Правда, на этом наше сходство заканчивается: я не уводила чужих мужей, никогда не была в Америке и далеко не столь популярна, как ты. К тому же, я пишущая, а не снимающая журналистка. Но главное – в те годы, когда ты начала вести свои «Женские истории», я начала свой путь к Богу.

 

Я внимательно посмотрела (хотя и не без внутреннего сопротивления) твою новую передачу в жанре «пресс-конференция» от 22 ноября, и хочу – как коллега коллеге – указать тебе на некоторые спорные, скажем так, моменты в подаче материала. Заранее прошу прощения за объемность письма, но ты сама виновата, слишком много дала пищи для размышления и выводов.

Замечание 1. На вопрос девушки, ведущей пресс-конференцию, почему закон о семейном насилии вызывает так много споров, ты начинаешь вспоминать историю с фильмом «Матильда» Алексея Учителя – исторически лживым, сознательно бросающим тень на моральный облик последнего русского царя. Как бы ты лично к нему ни относилась, этот человек – историческая личность с трагической судьбой, живший всего 100 лет тому назад. Так что искажения истины «ради красного словца», в стиле Александра Дюма, были неуместны. К тому же, Николай Второй канонизирован Русской Православной Церковью. То есть для верующих людей он является святым Царственным страстотерпцем, и кощунственные выпады против него являются разжиганием религиозной вражды. Гневная реакция православной части российского общества на ложь в отношении святого была запрограммирована – как человек, работавший в СМИ, ты должна это понимать. 

Замечание 2. Оксана, ты училась на журфаке в советское время, когда правило «любое суждение подкреплять фактом» было основой журналистики. Или у вас учили не так? Ты высказываешь оценочные суждения, не подкрепленные ничем, в отношении своих оппонентов, с целью их очернения и создания негативного образа у слушателей (ну мы-то с тобой хорошо знаем, КАК это делается, правда?).

Вот ты называешь их взгляды экстремистскими (1.24). Оксана, ты ведь знаешь, что журналист несет ответственность за свои слова? Ты обвиняешь в экстремизме движение «Сорок сороков» (1.27). Но ты, депутат Госдумы, сама-то знаешь определение экстремизма? Я тебе напомню: Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»:

«1) экстремистская деятельность (экстремизм):

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации

(е) совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы);

пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций;

публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг».

А ты знаешь, что экстремистской организацию может признать только суд? В той же статье 1 указано:

«2) экстремистская организация - общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности».

До тех пор разбрасываться такими терминами ты не имеешь права, за это любого другого можно было бы привлечь к ответственности. Но ты, видимо, надеешься на мандат депутата Госдумы, поэтому позволяешь себе высказывания, на которые не решилась бы, даже будучи известной журналисткой.

Замечание 3. Ты говоришь: «Мы имеем дело с очень хорошо организованной историей, управляемой историей, финансируемой очень хорошо...» (2.18)

Оксана, приведи доводы – кем, как финансируется эта «история» (я так поняла, история противодействия закону о семейно-бытовом насилии). Если ты знаешь, что она финансируется «очень хорошо», то, наверное, у тебя есть и сведения, кем именно, какими организациями или личностями финансируются эти 180 православных организаций, сколько денег им уже было выделено? Я думаю, ФСБ тебе предоставит исчерпывающую информацию по этому вопросу. Про себя и своих друзей скажу, что ни мне, ни кому-либо из них никто ни разу не заплатил ни копейки. 23 ноября у нас в Новосибирске прошел пикет «За Семью», участвовало около полусотни человек, все – бесплатно. Ты, возможно, не в курсе, что проблема патриотических и просемейных организаций в России именно в их полном безденежье. Все держится на голом энтузиазме. Скорее всего, тебе это просто непонятно, поскольку ты по своему социальному статусу относишься к обеспеченной части нашего общества.

Замечание 4. Ты говоришь о том, что вы в Госдуме проводили свои «расследования» по поводу писем, которые массово приходили на сайты ГД и Совета Федерации и которые, якобы, обрушили эти сайты. По твоим словам выходит, что все эти письма были сфальсифицированы. Отнюдь. Я сама подписывала обращение в поддержку, к примеру, семейного образования, и мне тоже пришло письмо, составленное довольно хитро:

«С вашего почтового адреса было направлено обращение в адрес Председателя Комитета по образованию Государственной Думы ФС РФ Никонова В.А. Поскольку копии обращений были получены еще с ряда адресов, есть основания полагать что рассылка осуществлена и использованием робота-бота. Подтвердите пожалуйста, что указанное обращение было подготовлено и отправлено вами ответив на адрес данного письма. Заместитель руководителя Аппарата Комитета государственной Думы по образованию и науке, Майоров Алексей Николаевич».

Признаю, что, не разобравшись, я ответила, что ничего не отправляла. Но потом направила на указанную в письме почту mayorovan@duma.gov.ru ответ: «Еще раз здравствуйте! В Вашем письме не было сказано, какое именно обращение за моей подписью пришло на указанный Вами адрес. Если это то обращение, которое было размещено на платформе CitizenGO в защиту семейного образования, то да, я подписывала это обращение, так как поддерживаю его положения. Я подписала обращение, размещенное на платформе CitizenGO и разместила его на своей странице в Фейсбуке. То есть я не бот, а живой, реальный человек».

Ты говоришь, что вы в Госдуме обзванивали подписавших обращение против семейного насилия, и, якобы, вы не нашли «реальных людей». Но ты умолчала о более тысячи комментариев под твоим постом в Фейсбуке, где ты заявила, что твои оппоненты – боты. Мой ответный комментарий тоже там есть. То есть ты, Оксана, в который раз сознательно и целенаправленно лжешь. Впрочем, это можно назвать и по-другому: манипуляция сознанием слушателей (зрителей). Я могла бы подробно разобрать используемые тобой приемы манипуляции, но это займет слишком много места.

Замечание 5. Ты опять употребляешь термин «экстремистский» – теперь в отношении содержания писем. Тебе напомнить, что это значит?

«3) экстремистские материалы - предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы».

Замечание 6. Можно разбирать буквально каждое предложение в твоем часовом «ток-шоу», но это будет уже не письмо, а целый сборник цитат Оксаны Пушкиной и её друзей. Поэтому я пойду другим путем и стану комментировать только избранные места ваших выступлений.

Вот ты делишь противников лелеемого тобой закона на две категории: «чиновников, которые не хотят работать» и людей, преследующих свои политические цели. Чиновникам, по твоим словам, «придется работать как никогда». Ты, как обычно, не объясняешь, что ты имеешь в виду, оставляя интригу. Для ток-шоу это нормально. Но в применении к реальной жизни твои слова звучат довольно зловеще. «Как никогда» - это как? Всех надо будет пересажать? За всеми установить слежку? Суды будут работать круглосуточно? Все муниципальные образования (вплоть до сельских) обяжут создавать кризисные центры? Что ты конкретно имела в виду?

Замечание 7. Ты говоришь о том, что сторонники закона апеллируют аргументами, а противники просто обвиняют вас в том, что вы поддерживаетесь ЛГБТ-сообществами, являетесь иностранными агентами и проводниками антисемейной феминистской идеологии (7.52). Типа, никто ничего более существенного вам не предъявлял. То есть не было серьезных, аргументированных выступлений известного политолога Сергея Михеева, председателя Центрального совета Ассоциации родительских комитетов и сообществ Ольги Летковой, бывшего судьи, члена Общественной палаты России Людмилы Виноградовой, главы Общероссийской организации защиты семьи «Родительское Всероссийское сопротивление» (РВС) Марии Мамиконян? Не было 15 октября в Общественной палате обсуждения, инициированного членом Общественной палаты России Элиной Жгутовой? Ничего не было? Оксана, ты недооцениваешь мощь Интернета – там все эти выступления есть. И по ним можно действительно определить, у кого какие аргументы.

Замечание 8. Вторая участница этого ток-шоу, Наталья Завьялова, директор Московского кризисного центра помощи женщинам, рассказывает об акции «Не молчи», которая должна состояться 25 ноября, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. То есть подразумевается, что это день борьбы с домашним насилием в отношении женщин. В то же время, это дата была выбрана в память о расправе над политическими активистками (иначе, революционерками) сестрами Мирабаль, убитыми сотрудниками секретной полиции диктатора Доминиканской Республики Трухильо 25 ноября 1960 года. Какое отношение это печальное событие имеет к домашнему насилию, непонятно. Оксана, может, прояснишь?

Наталья говорит, что «в регионах поддерживают нашу акцию. И не только в регионах, а и за границей...» (12.38). И вы после этого обижаетесь, когда вас называют «иностранными агентами» и указывают на вашу связь с международными феминистскими организациями? А стоит ли?

Замечание 9. Наталья Завьялова считает, что 1860 женщин с детьми, побывавших за 5,5 (пять с половиной!) лет в её Кризисном центре, это для Москвы немало. На 12 615 882 населения, проживающего в столице? За пять с лишним лет? А это не есть выдавание желаемого за действительное, нет? Я не говорю, что эти центры совсем не нужны, но, уверена, что, если разбираться, то есть проводить нормальное журналистское расследование, то окажется, что статистика в этих центрах «для жертв домашнего насилия» вовсе не является веским аргументом для принятия отдельного закона. Тут надо еще посмотреть на контингент этих центров, на социальный и психологический портрет «жертв». Ты со мной не согласна? Нет? Не сомневаюсь...

Ты, со свойственной нам эмоциональностью, абсолютизируешь частные случаи. Возводишь в систему то, что является исключением из правил. В любом городе есть трущобы, где опасно жить, которые кишат наркоманами, хулиганьем... Так давай будем бороться не с трущобами, не с криминалом, а объявим, что города в целом – это зло, раз в них есть трущобы, и поэтому их надо уничтожить – по специально разработанному закону.

Замечание 10. Вот об Антоне Цветкове, общественном деятеле и лидере ОД «Сильная Россия», хочется сказать побольше. Этот молодой человек приятной наружности явно не в ладах с логикой и здравым смыслом. Да и вообще, такое впечатление, что он полностью оторван от реальности. Оксана, я, конечно, понимаю, что он твой сторонник, но разве ты сама не видишь, что он нёс чушь?

Вот образчики его высказываний: «Есть общее мнение, что якобы – подчеркиваю, якобы, – именно сами семьи должны разбираться внутри с этими вопросами (то есть с проявлениями насилия) и второе, это именно работа социальных служб. Я считаю, что это категорически неправильно. Защитой граждан и не только граждан (а кого еще? собак и кошек? – Г.П.), от любых проявлений насилия должна заниматься наша полиция» (17.58).

То есть он отвергает право мужей и жен самим разбираться в своих взаимоотношениях. Почему? Они что, недееспособные? Взрослые люди не в состоянии сами решить свои, внутренние проблемы? Или у нас вообще не осталось уже нормальных, вменяемых людей, а семьи создают сплошь дебилы и психопаты, которых надо контролировать извне? Почему вообще человеку отказывают в праве на конфликт? Ну не могут живые люди всегда быть белыми и пушистыми! Даже очень спокойного человека можно вывести из себя. Причём, иногда вторая сторона это делает специально, из каких-то своих соображений.

И далеко не всегда жертва невинна. Ты-то сама, Оксана, неужели никогда не устраивала своим мужьям скандалы? Или ты это насилием не считаешь? Да сегодня уже почти не осталось смиренных и покорных рабынь, готовых безропотно терпеть. Современные дамочки сами запросто могут кидаться на своих мужей (или сожителей) с кулаками, просто сил не хватает порвать «любимого», как Тузик грелку – трезвый мужик бабу всегда осилит. А раз осилил – стало быть, он и виноват!

Далее этот милый человек рассуждает о том, что в МВД должны создать и отпечатать рекомендации по защите женщин от домашнего насилия (то есть грозная жена со скалкой – это уже не считается? или избитый скалкой муж жертвой «домашнего насилия» не является?)

«Мы считаем, – заявляет Антон Цветков, – что если жертва обращается по тем или иным фактам домашнего насилия, государство обязано её защитить – вплоть до государственной защиты. То есть если полиция говорит: «А что мы можем сделать?» – охраняйте! Мы можем говорить: «Как так, у нас полицейских не хватает...» – увеличивайте количество полицейских!» (23.12).

Ну да, каждой женщине, подвергшейся «семейному насилию» – по личному полицейскому! А мужчине?..

«Не хватает полицейских – приглашайте охранную организацию...». «Стоит подумать о том, чтобы в том числе и для борьбы с домашним и бытовым насилием и другими фактами, с которыми не справляется федеральная полиция, необходимо вводить муниципальную полицию. В тех регионах, где она не может содержаться за счет регионального бюджета, должны быть государственные дотации из федерального бюджета».

Оксана, вы там, в Госдуме, посчитайте, сколько будет стоить такая замечательная инициатива. Нам же больше не на что тратить деньги. Не нужно ни на образование, ни на культуру, ни на социалку. Давайте потратим региональные и муниципальные бюджеты на борьбу с семейным насилием и содержанием при каждой жертве полицаев. Класс! Так и тянет написать о такой перспективе. Представляю, как обрадуются в сёлах, если, не дай Бог, вы там, действительно, проголосуете за это.

Я бы и дальше цитировала его перлы, но, боюсь, ты не дочитаешь до конца это письмо, ведь у вас там еще о-очень много интересного было. Впрочем...

Замечание 11 (последнее). Ты говоришь о том, что закон уже подготовлен, в том числе поправки в КоАП. Сейчас идёт сведение всех рекомендаций. Хорошо, пусть так. Но потом-то, надеюсь, можно будет уже написанный проект закона обсудить? Или вы всё примете келейно? И это, после закона о пенсионной реформе, будет второе сильнейшее потрясение для всей страны, потому что заденет, так или иначе, всех? То есть вам мало митингов и пикетов в десятках городов? Ах да, вы же считаете их проплаченными... Надеетесь, что денег не хватит у организаторов протестов на дальнейшие акции?

Оксана, приди сама хоть раз хоть на один митинг. Посмотри на тех, кто там находится. Там нет маргиналов, поверь. Там стоят обычные родители, обычные жёны с мужьями, нередко – многодетные. Ты, лично ты, открываешь ящик Пандоры, понимаешь? Ты лично несешь ответственность за то, что будет после, не дай Бог, принятия этого закона. Есть такая хорошая пословица: «Не плюй на народ. Если народ плюнет на тебя, ты утонешь». Ты пытаешься сделать вид, что ничего не происходит, просто кучка каких-то «домашних тиранов» сопротивляется такому правильному, такому нужному закону... Но это не так, поверь!

Оксана, ты журналист, поэтому должна видеть и понимать больше, чем видят и понимают обычные граждане, на головы которых мы ежедневно обрушиваем горы информации. Ты знаешь, под каким углом нужно осветить событие, чтобы у людей сложилась нужная тебе картинка. Ты знаешь, какую оценочную лексику использовать для этого. Ты знаешь, какие акценты и где правильно расставить. Ты многое знаешь, и ты прекрасно умеешь манипулировать сознанием. Но ты, Оксана, при всей своей журналистской опытности, не являешься специалистом ни в психологии, ни в юриспруденции, ни в политике. Мы ведь, по сути, только передаточные механизмы: приняли информацию, переработали – передали дальше, – но, в силу профессиональной деформации, почему-то вдруг возомнили себя вершителями судеб, гуру, к которым все обязаны безоговорочно прислушиваться.

А ты задумывалась о том, как ваш закон соотносится с психологией человека? Ведь человек - это не компьютер, в который можно загрузить любую программу. Ты собираешься бороться с традициями существования мужчин и женщин в социуме, при этом насильственно выдёргивая женщину из него, словно она может существовать сама по себе – без мужчины. Вместо того, чтобы научить её правильно жить рядом с ним, научить поиску компромисса – а это необходимое качество в семейной жизни, – вы своим законам загоняете женщину в угол. Ну будет у неё этот пресловутый охранный ордер – и что? Она сможет создать с другим человеком гармоничные отношения? Научит своего ребенка любить другого? Ой сомневаюсь...

Этот ваш закон направлен не просто против семьи, как многие считают. Он направлен против самой любви – настоящей, преданной, готовой на всё ради любимого человека, готовой принять его таким, какой он есть, со всеми его недостатками. Он не сделает жестокого человека любящим, но он может сделать из любящих людей самолюбцев, эгоистов, которые будут ожидать от другой стороны уступок, но каждый не будет способен уступить. Ты не думала об этом, Оксана? Задумайся, пока ещё не поздно.

Источник: 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.
  Портал существует на общественных началах Руководитель проекта - Анищенко Владимир Робертович,
Гл. редактор - Юдина Надежда Ивановна Email: udinanadejda@yandex.ru