СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Людмила Рябиченко: Зачем нам английский в метро?

08 августа 2019 г.

"Народный собор"

В России набирают обороты процессы по замене национальной идентичности

Директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин недавно заявил, что «в высоких кабинетах одного государства, которое находится по другую сторону Атлантики, поставлена задача перед официальными международными центрами, создавать систему инструментов, которые бы ставили барьеры для продвижения акции «Бессмертный полк».

 

Отношение комментаторов к новости было на удивление легкомысленным: мол, США совсем с ума сошли, но ничего, их ветераны им покажут, как правильно поступать. Но не стоит недооценивать противника: в геополитическом пространстве в отношении национальных государств непрерывно реализуются разноплановые стратегии и технологии нематериального (экономического, политического, психологического, информационного) разрушающего воздействия. Их разрабатывают структуры (корпорация RAND, Тавистокский институт человеческих отношений, Брукингский институт, Фонд Карнеги за международный мир, Совет по международным отношениям и др.), именующие себя научно-исследовательскими организациями, но за свою деятельность называемые «мозговыми центрами» и «фабриками мысли» (think tanks).

Одна из таких стратегий – концепция «преэмптивной войны» (преэмпция – опережение) – легла в основу Стратегии национальной безопасности США. В её рамках провозглашается уничтожение потенциального противника задолго до того, как он мог бы им стать (по сути, благопристойное обозначение собственной агрессии), а само воздействие идёт по трём направлениям: «уничтожение режима» (разрушение механизмов государственности, демонизация лидера, создание бунта и хаоса); «замена нации» (внушение обществу ложных идей и смыслов, фальсификация истории, унификация культуры, замена языка, обесценивание национальных символов, выстраивание образа нового врага, изменение маркеров «свой-чужой», переидентификация нации) и «восстановление страны» (переподчинение «переделанной» нации новому геополитическому хозяину без возможности пересмотра этого решения).

Особое внимание уделяется изменению национального самосознания, идентичности, культуры и языка, и не последнее место в этом списке занимают национальные символы, изначально находящиеся у любой нации в табуированной для инородного вторжения зоне.

Стратегия преэмптивной войны была с успехом отработана на Украине, а сейчас она полномасштабно разворачивается в России. В июне-августе минувшего года массированный удар обрушился на национальные символы страны, среди которых Красная площадь, Российская Государственная библиотека (РГБ, бывшая Государственная библиотека им. В.И. Ленина, в просторечии – «Ленинка»), московское метро, а также такой объект национальной памяти и символ героизма советского народа в годы Великой Отечественной войны, как блокада Ленинграда.

Красная площадь

Роль Красной площади как символа России и сакрального места нации неоспорима во всём мире – за шесть веков её истории она была свидетелем всех главных исторических событий страны.

И вот в разгар чемпионата мира по футболу в СМИ широко анонсировалось проведение на ней по инициативе Национального дома болельщиков Мексики карнавала, посвящённого мексиканскому Дню мертвых, так называемого «Carnaval de Calaveras».

Колонна из участников, загримированных под покойников мексиканскими гримёрами в ГУМе, должна была пройти в костюмах с изображениями черепов мимо специально установленных на Красной площади гигантских скелетов и «традиционного алтаря» до храма Василия Блаженного и Спасской башни, а на обратном пути устроить на исторической брусчатке «великие пляски черепов», поедание сладостей в виде черепов и женских фигурок смерти и просмотр фильма о мексиканском Дне мёртвых.

Из-за общественных протестов акцию отменили, немногочисленных всеядных участников бесплатно пустили в Дом болельщиков Мексики в ГУМе, где их встретили понурые актёры в «покойницком» гриме, и на этом всё закончилось.

Как выяснилось, карнавал не был согласован, да и порядка такого не было – никто не мог и предположить, что в этом месте такое возможно, но извлечь пару уроков из этого следует.

Итак, в обществе утеряно ощущение «свой-чужой» и разрушен «образ врага». Речь не идёт о национальных различиях – важна духовная сторона происходящего. «Парад мертвецов» – вовсе не попытка «познакомить со своей культурой», а насильственная прививка чуждого ценностного кода, удар по идентичности нации, угроза духовной безопасности.

Акция была тщательно спланирована и хорошо подготовлена – иначе зачем обустраивать дорогостоящий офис в ГУМе, везти за тридевять земель «покойницкие» костюмы, «скелетный» реквизит и собственных гримёров. Накануне парада артисты-покойники фотографировались у стен храма Василия Блаженного и Спасской башни – сатанизм ликовал на фоне святынь православия.

Этот символический посыл трудно было не увидеть, однако не у всех это получилось – в комментариях некоторых медийных персон, подчёркивающих свою христианскую позицию, были такие фразы: «Я приветствую это, поскольку это показывает многообразие мировой культуры. (…) Лучше праздник с какими-то там «каракасами-бамбасами» и «сомбрерами», чем праздник с «баклажкой» крепкого пива и чипсами».

Но ведь водораздел проходит вовсе не между «бамбасами» и «чипсами» – любое официально проведённое публичное мероприятие посылает обществу сигнал о легитимности того, что на нём происходит, и именно поэтому пропагандисты нетрадиционных сексуальных отношений так рвутся проводить свои «парады гордости».

Не выдерживает никакой критики и предложение другого высокопоставленного комментатора «перенести мероприятие товарищей куда-нибудь на Ильинку или в Лужники». Мол, дело это плохое, скандальное, но если его проведут где-то подальше, то почему бы и нет.

Основная целевая группа «парада покойников» – молодёжь и подростки, им была предназначена эта долговременная прививка цинизма и безнравственности. К таинству смерти в нашей культуре всегда было особое, почтительное отношение; глумление над нею, осмеяние её – это разрушение традиций и констант, полномасштабное расчеловечивание.

После запрета «карнавала мёртвых» в социальных сетях полилась грязь на «православнутых», не позволивших состояться «такому феноменальному событию», которое «никогда больше не повторится, потому что 100 тысяч болельщиков никогда к нам для этого снова не приедут».

Увы, очередная цель противником достигнута: маркер «свой-чужой» успешно заменён, доминанта врага перенесена с внешнего противника (захватчик территории) на внутреннего (приверженец христианства); следующим этапом переидентификации через некоторое время закономерно должны стать религиозные войны внутри страны.

Это далеко не первая попытка десакрализации Красной площади, начиная от скандальной посадки самолёта авиалюбителем Рустом, установки гигантского рекламного чемодана и до заливки самого большого катка страны вблизи государственных символов и некрополя видных деятелей страны.

Противник абсолютно точно измеряет духовный смысл и нравственный вес этого национального символа и прилагает множественные усилия по его обесцениванию.

Российская Государственная библиотека

СМИ много писали о скандальном фуршете и показе мод в стенах Российской государственной библиотеки, когда её закрыли на внеплановый «санитарный день», во время которого устроили показ мод итальянского бренда, фотосессию для модного журнала, а затем – фуршет с крабами и шампанским.

Актриса Ингебора Дапкунайте на камеру топталась в красных шпильках по знаменитым столам самого большого в Европе читального зала с зелёными лампами, а «светские львицы» раскладывали прямо на столах бутерброды с икрой и шампанским и хвастали в инстаграме фотографиями с фолиантами в жирных от угощений пальцах. Директор РГБ Вадим Дуда прокомментировал событие не менее скандально, заявив, что «библиотека – не религиозное учреждение и не кладбище», а «живое пространство для живых людей».

Безусловно, «Ленинка» не погост, но ведь она и не частное заведение, отданное на откуп очередному директору, пусть и такому «современному», как магистр делового администрирования Американского института бизнеса и экономики В.В. Дуда. Она – символ и собрание ценностей многовековой русской культуры, крупнейшее в мире хранилище культурной и национальной памяти народа. Как сообщает её официальный сайт, она является преемницей и наследницей книжного собрания Московского Публичного и Румянцевского музея, «Положение» о котором 19 июня 1862 года лично утвердил император Александр II. Дарителями в фонды Музея и его библиотеки были императорская семья, в том числе последнего императора-страстотерпца Николая II, а также виднейшие представители элиты Российской империи.

Очень точно обозначила стратегию организатора шабаша в РГБ одна из участниц мероприятия, написавшая в своём инстаграме, что он «умело дефлорировал локации». Дефлорация – «лишение невинности», и это – абсолютно верное определение произошедшего: в глазах общества библиотека как институт перестала быть символом социальной справедливости и пополнила список тех мест, где всё продаётся, и где на того, у кого есть деньги, общие правила не распространяются....

Полностью:


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.