СОЮЗ ПАТРИОТИЧЕСКИХ СМИ
Поделиться в соцсетях:

Главное – хранить чистоту веры, а там – что Бог даст

01 июня 2019 г.

Интервью с иеромонахом Арсением (Железновым). "Аминь.су"

Проблема «непоминающих» клириков возникла в нашей Церкви, на первый взгляд, неожиданно, но в то же время вполне закономерно. Какая бы бюрократическая система не выстраивалась церковными «верхами» вместо священной иерархии, объединенной не административным подчинением, а силой любви, благодати Божией, среди священников все равно остаются такие ревнители, для которых именно вера и ее чистота превыше всего, и ради веры они готовы на немалые жертвы. В наше апостасийное время – это поистине чудесное свидетельство неистребимости православной Традиции, учредителем, родоначальником которой являемся не мы, а Сам Господь.

 

Конечно, жертва, состоящая в том, что человека за слово правды лишают прихода, несопоставима с той, что приносили святые мученики, ради Христовой истины не жалевшие самой жизни. Однако даже такая принципиальность и живая, искренняя озабоченность судьбой нашей земной Церкви вызывает нередко яростное неприятие со стороны как верхушки церковной бюрократии, так и «преданной без лести» ее назначенной либо добровольной информационной обслуги.

Отдавая должное мужеству и принципиальности этих людей, тем не менее, невозможно не видеть целого комплекса проблем, связанных с движением «непоминающих». Во-первых, среди них встречаются отнюдь не только трезвомыслящие и искренне болеющие за Церковь священники, к каковым мы уверенно относим нашего сегодняшнего собеседника. Некоторым явно изменяет духовная трезвость и самая элементарная разумность, в результате чего немногочисленные пока еще в Центральной России «непоминающие» общины вырождаются в явно маргинальную и деструктивную силу (чем, естественно, не упускают воспользоваться всякого рода «энтузиасты» с другой стороны, чтобы дискредитировать саму идею «непоминания», основанную вообще-то на строгом соблюдении канонических правил). Немало соблазнов представляют те экстремисты, которые под благовидным предлогом спешат не оградить себя от ереси тех или иных епископов, но заявить о «безблагодатности» всей нашей Церкви, что является явным богохульством и, вопреки декларируемым намерениям, посягательством на ее богоустановленный порядок. Об этом вполне справедливо упоминает отец Арсений.

Вокруг идеи и практики «непоминания» существует и немало проблем, так сказать, внешнего плана. Главная заключается в том, как возможно сочетать ревнительский максимализм, принципиальную позицию и сохранение общинной жизни, продолжение окормления духовных чад, из которых далеко не каждый готов на подвиг.

Бесхитростный и честный рассказ отца Арсения весьма поучителен. Да, такова реальность нашей сегодняшней церковной жизни, с ее массовым невежеством самих пастырей и архипастырей, боязнью любого самостоятельного шага, неумением, да и нежеланием действовать вне чисто административной, чиновничьей «вертикали», отсутствием живого ощущения реальности Церкви. Чего стоит одна только фраза одного из нынешних преемников святых апостолов: «Я с вами совершенно согласен, но ничего определенного вам сказать не могу»! То есть, по сути, епископ понимает правоту ревнителей, но сам же свидетельствует о собственном бессилии, неумении и нежелании занять принципиальную позицию! Со своей стороны можем поделиться собственным наблюдением: даже в весьма процветающих московских приходах, состоящих, казалось бы, из людей вполне образованных и продвинутых в церковном плане, имеющих доступ ко всей необходимой информации, как правило, лишь несколько человек в общем и целом понимают, в какую духовную пропасть ведет нас экуменическая политика нынешнего патриарха и его ближайшего окружения.

Мы постарались задать нашему собеседнику самые сложные, самые каверзные вопросы и вынуждены констатировать: из этого невольного испытания он вышел с честью. Публикуя интервью отца Арсения (Железнова), надеемся на то, что дискуссия на заявленную тему вскоре будет продолжена. Мы намерены опубликовать беседы и с другими «непоминающими» священниками, а также с их оппонентами.

Редакция «Аминь. SU»

1. Уважаемый батюшка, отец Арсений! В свое время Вы выступали против «непоминания», причем выдвигали подробное богословское обоснование своей позиции. Почему она столь кардинально изменилась? Ведь ничего принципиально нового в политике высшего священноначалия РПЦ за это время не появилось?

Здравствуйте, Владимир Петрович! Справедливости ради надо сказать: в своем докладе я говорил, что мне близка позиция непоминающих, но хотелось предостеречь своих собратьев и сослужителей от преждевременных и безответственных шагов, а они были именно таковыми. Большинство непоминающих как бы разрывало свои отношения не с еретичествующими иерархами, а с самой Матерью Русской Церковью, именно так многими и говорилось: «вышел из РПЦ МП»; «РПЦ МП – безблагодатна». Такие заявления я считал и считаю богохульством. Это первое.

Второе: в нашей Церкви существует субординация вроде армейской, – ничего не делается через голову ближайшего священноначалия. В 2016-17 годах некоторые наши священники объявили, что они прекращают поминать патриарха. Но это тоже нарушение канонов Церкви: священнослужитель, прежде чем прекратить общение с патриархом, обязан выяснить позицию своего правящего архиерея, и если тот не поддерживает ересь и модернизм предстоятеля, клирик должен находиться в единомыслии с ним и под его омофором. Принимать же решение – прекращать или нет общение с патриархом – должен сам архиерей. Именно по такой, правильной схеме действовали молдавские непоминающие клирики, прежде чем заявить о своем непоминании. Мы не дочитываем до конца святые каноны, но 13, 14 и 15 правила Двукратного Константинопольского Собора говорят в числе прочего и о таковой субординации. И здесь главное: позиция епископата РПЦ МП была на тот момент не определена. Мы помним знаменитое письмо владыки Вениамина (Пушкаря) на конференцию, устроенную СББК и главный его посыл – экуменизму нет! Мне, например, на время моего доклада даже в голову не могла прийти мысль, что в среде епископата не зреет свое протестное движение против деятельности патриарха! Увы, я ошибся, но мне за мою ошибку и ту позицию – не стыдно!

И третье: когда я готовил тот доклад, то не располагал всей необходимой информацией; на тот момент мне была неизвестна практика непоминающих клириков Греческой Церкви аж со времен патриарха Афинагора, а они служили и служат без поминовения какого-либо иерарха, подчеркивая этим, что они не создают ни самочинных сборищ, ни расколов, но остаются клириками Матери-Церкви, своих епархий, благочиний и монастырей! Благо, современная позиция протопресвитера Феодора Зисиса и книга архимандрита Епифания (Феодоропулоса) всё расставили по местам в моей бедной голове. Кстати, архимандрит Епифаний упоминает, что подобная практика служения, без поминовения конкретного иерарха, с формулой «все православные епископы», давно известная вещь. Так служили в XIII веке в Константинополе при смене патриарха; так служили целых 500 лет – с XI по XVI вв. – греческие общины в Италии. То есть в Церкви существует прецедент подобного служения, и он до сих пор соборно не осужден и никем не опровергнут...

Полностью: 


  Библиотека
© Национальный медиа-союз,
2013-2019 г. г.